Из-за Него люди спотыкаются

18/6/2005

У Ездры в голове кипели мысли, когда он размышлял над всеми интригующими вещами, которые он видел в Иисусе за последние несколько дней, что Он был в Капернауме. Что Иисус будет делать дальше? В каждом Его слове и действии такая убежденность, и при этом Он не то, что мы ожидали. Иисус, Его мать и братья, Симон и несколько других ушли несколько дней назад в Иерусалим на праздник пасхи. Отец Ездры Иессей настоял, чтобы Ездра тоже пошел в этом году. Ездра решил остаться на еще один день рыбной ловли, прежде чем уйти. Он хотел убедиться, что его отец и сестра хорошо обеспечены во время его отсутствия. Наконец, уступив понуждениям отца, он отправился в Иерусалим в компании Иаира, верного друга и начальника синагоги. «Ты должен идти, сын» — сказал отец. «Посмотри, подтвердят ли лидеры нашего народа, что этот Иисус истинный Мессия.»

Внезапно мысли Ездры прервали громкие крики позади.

«Двигайся влево!»

«Осторожней!» — рявкнул другой.

«Ездра! Быстро! Сюда!» — Иаир торопливо подзывал его рукой к обочине. Затем Иаир подбежал, чтобы помочь старику отойти с дороги.

Раздражаясь и протестуя, целый караван людей, животных и телег сдвинулся влево. Ездра обернулся посмотреть, что вызвало суматоху. Как он и ожидал, римские легионеры на лошадях проехали мимо, подняв облако пыли, и исчезли вдали.

«Когда уже, о Господи, Ты избавишь нас от этих высокомерных язычников?» — воскликнул кто-то рядом с Ездрой.

«Может быть, человек Иисус будет тем, кто избавит нас от этих мерзких захватчиков и угнетателей» — громко сказал еще один.

Голос из толпы воскликнул: «Судя по тому, что я видел и слышал, он только болтает. Одно «чудо» превращение воды в вино, но какой нам от этого прок? Кажется, что он и пальцем не пошевелит, чтобы спасти нас от Рима. Он говорит, что мы должны обращаться с этими язычниками как с друзьями!»

Что-то вспыхнуло в Ездре. Он хотел как-нибудь защитить Иисуса, но придержал язык. Я узнаю этот голос. Он завертел головой и внезапно увидел говорящего. А, это наш равви из синагоги в Капернауме. Он вздрогнул от мысли, что он может выступить против одного из своих лидеров.

Толпа продолжала ворчать, и группы людей начали двигаться в сторону Иерусалима. И в этот момент Ездра столкнулся лицом к лицу с равви.

«Ездра, мой мальчик! Сын Иессея!»

«Здравствуйте!» — ответил Ездра громко, проглотив комок в горле.

«Рад видеть тебя в пути. С кем ты путешествуешь, молодой человек?»

«Я путешествую с Иаиром, Равви. Он идет впереди.»

Скульптурное лицо равви озабоченно нахмурилось. Отведя Ездру в сторону, он настойчиво сказал: «Ездра, моя ответственность как твоего старейшины, поставить тебя в известность. Хоть Иаир и начальник синагоги, но будь осторожен. Он обособился от многих других лидеров своими радикальными мыслями. Многие думают, что он экстремист и фанатик. И в отрицательном смысле, должен сказать. Ты поступишь мудро, если запомнишь мои слова.»

Затем, не попрощавшись, равви повернулся с другому молодому человеку. «Михей! Рад тебя видеть!» И на этом он перешел к следующему разговору.

Ездра был ошеломлен. Я никогда не слышал ничего против Иаира. Отец говорил, что он один из самых боящихся и любящих Бога людей, которых он когда-либо знал! Не зная, что и думать, Ездра поспешил вдогонку Иаиру. Какие смутные времена.

Следующие несколько дней они путешествовали вместе с соседями и друзьями. Ежедневно толпа становилась больше и больше, когда многие другие пилигримы присоединялись к каравану. Слова равви сначала беспокоили Ездру, но вскоре они потускнели по мере того, как он, Иаир и остальные разговаривали о Божьих обетованиях Израилю.

«О, Ездра» — воскликнул Иаир после одного особенно вдохновляющего разговора. Если мы будем верны Божьей работе Его способом, если мы увидим грех явно, чтобы опечалиться и говорить как древние пророки, если мы посвятим себя молитве, наш Бог в ответ будет верен нам. Он покажет нам путь, который Он приготовил. И Он поднимет великий и могучий народ, о котором Он возвестил!»

В этом человеке нет ничего отрицательного, подумал Ездра про себя. Ничего отрицательного, кроме его ненависти к компромиссу и самодовольству. Я вижу только явный голод по святости и истине!

Путешествие продолжалось. Они шли с длинной вереницей путешественников вокруг римских городов вдоль западного побережья Галилейского моря. Потом они шли по дороге, которая примерно следовала курсом реки Иордан. Наконец, отклонившись на юг, они повернули на запад, двигаясь в гору через пустыню в город Давида. Там они будут праздновать Пасху. Ездра лелеял эту мысль. Иерусалим! Город на холме. Пророки в древности сказали, что однажды будет установлено Царство Божье, которому не будет конца. Царство Божье. Что это за царство?

Ездра часто смотрел вперед, надеясь найти в толпе пилигримов Иисуса, Симона или Андрея, но их нигде не было видно. Коричневая пыль и палящая жара пустыни окутывала вереницу путешественников. Серая череда гор простиралась вдоль горизонта перед ними, а солнце окрашивало в багряный, розовый, оранжевый и красный далекие холмы и темнеющее небо.

К закату шестого дня путешествия, путешественники остановились еще раз и разбили лагерь на обочине пыльной дороги. Ездра присоединился к Иаиру на ужин у костра. Было здорово быть со своим другом.

«Ты знаешь, Иаир, что прошло уже семь лет со времени моего последнего путешествия в Иерусалим? Мне было двенадцать. Я был с отцом. Оказалось, что это последняя Пасха, на которую я смог прийти, потому что вскоре произошел несчастный случай. Но время в Иерусалиме мы никогда не забудем.»

«У твоего отца хорошее сердце, Ездра. Я знаю, как он хотел, чтобы ты вновь отправился в это путешествие» — тихо ответил Иаир.

Ездра вздохнул: «Жаль, что отец не смог пойти. Мы оба очень хотели опять увидеть храм и поклониться в нем» — Ездра замолчал, уставившись в потрескивающий огонь — «и сидеть у ног книжников и фарисеев». Они лег, заложив руки за голову, и посмотрел на звезды. «Иаир, мой отец особенно попросил меня узнать, что лидеры в Иерусалиме говорят об Иисусе — Мессия Он или нет. Учителя закона хорошо знают Писания. Несомненно, когда они встретят Иисуса и выслушают Его, они признают слова, которые Он говорит. Что ты думаешь?»

Ясным и серьезным голосом Иаир сказал: «О, Ездра, я слышал, как наши лидеры часто говорили в храме. Я видел, как они поклонялись и выполняли свои обязанности. У некоторых, кажется, есть в сердце желание Бога, и, да, некоторые могут прислушаться. Но многие живут только внешней жизнью, желая только того, чтобы их замечали люди. Некоторых волнует закон и праведные дела, но они, кажется, никогда не вкладывают в это свои сердца. Они считают, что наши традиции настолько же важны как и Божьи заповеди. На самом деле, я не думаю, что некоторые видят между ними разницу!» Иаир покачал головой и уставился в пламя.

Пораженный словами Иаира, Ездра спросил: «Какую разницу не видят некоторые?»

«Разницу между традициями, установленными нашими отцами, и Божьими заповедями» — осторожно повторил Иаир.

«Приведи, пожалуйста, пример» — Езра почувствовал, как у него в сердце появилось небольшое опасение.

Иаир помолчал немного, прежде чем ответить. «Хорошо, Ездра. Мы можем говорить о тысячах «экстра» толкованиях и объяснениях, предложенных обычными людьми. Мы могли бы обсудить могучий Синедрион и как человеческое изобретение стало «голосом Яхве» или как людям хочется, чтобы так было. Мы могли бы обсудить Саула и административные должности в противовес данному Богом правилу помазания Самуила — человек хочет впечатляющего положения, а Бог хочет сердце и дух. Есть сотни примеров, которые немногие сегодня подвергают сомнению. Кажется, что мы пьяны своими традициями и слишком боимся спрашивать ‘Почему?’! Но пока давай поговорим о синагогах.»

Несмотря на неуверенный кивок Ездры он продолжил. «Тебе когда-нибудь приходило в голову, что синагоги никогда не были Божьей идеей? Божье намерение все это время было в том, чтобы люди поклонялись в храме в Иерусалиме! Но когда Израиль согрешил, и мы были рассеяны и у нас больше не было храма, нашим праотцам пришла в голову идея строить синагоги, в которых можно собираться, молиться и читать Писание.»

«А что с этим не так?» — спросил Ездра, нахмурившись.

«Ну, сама по себе идея не плоха. Проблема в том, что спустя несколько поколений поклонение в синагоге настолько утвердилось, что многие лидеры думают, что это БОЖИЙ ПЛАН, а не ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ИДЕЯ. Разве ты не помнишь, Ездра, «другие места поклонения», которые называются высотами, и что Бог думает о них. Теперь мы оправдываем и приукрашиваем свои попытки сделать Яхве более удобным. ВОТ В ЧЕМ ПРОБЛЕМА.» Когда Иаир говорил, он припомнил свежие примеры. «Как в случае с филистимлянской повозкой, запряженной волами, мы оправдываем свое удобство и комфорт своими собственными традициями. Разве Надав, Авиуд, Оза, Ианний и Иамврий не узнали, что Бог думает о наших великих идеях?» Иаир прищурил глаза с глубоким убеждением. Его голос окреп: «Нужно различать человеческие традиции и Божьи Святые Мысли. Этого не было в последних поколениях, Ездра. Синагога сейчас такая общепринятая традиция, что еврея считают бунтарем и нечестивым, если он не ходит на собрания «правильно».

Ездра был поражен. Он почувствовал себя так, как будто из под его ног выдернули что-то фундаментальное для его еврейской веры. Он не знал, то ли продолжать слушать, то ли поддаться гневу, который он ощущал внутри себя. Неужели Иаир и вправду сомневается в необходимости синагоги — учреждения, начальником которого он сам является? Если бы у Божьего народа не было места для собраний, то где бы читали и слушали чтение свитков? Где бы тогда собирался Божий народ? Внезапно он вспомнил о предостережении по поводу Иаира. Разве его не называют смутьяном? Ездра оставил свои мысли при себе.

«Иаир» — сказал он, потрясенный — «если мы не можем доверять нашим лидерам, то кому доверять?»

Голос Иаира был все еще тихий, но твердый. «Доверяй тому, кто, подобно пророкам, не боится людей. Тому, кто не боится искать Бога, следовать за ним и откликаться Ему, как бы болезненно это ни было. Тому, у кого нет земных амбиций или личных мотивов. Доверяй Тому, кого больше волнует истина, Божья честь и плод, чем Его собственное благополучие и репутация.» Иаир вздохнул: «Я, например, обращаю свой взор в надежде на человека Пророка в пустыне, который является ‘Агнцем Божьим’. На Того, кто привлекает толпу, но не потакает ей. На того, кто любит людей, но на Его слова и действия не влияют люди, которым Он нравится и которым Он не нравится. Такой человек должен быть в контакте с Богом. Человек, который может превратить воду в вино.»

«Иисус!» — заявил Ездра, смягчившись при воспоминании Его.

Помолчав немного, Иаир сказал тихо: «Да, Иешуа, Иисус.»

«И ты не думаешь, что наши лидеры подтвердят, что Иисус — это Мессия?» — спросил Ездра.

«Будучи ответственным за свитки в синагоге, я имел возможность читать Божье слово и размышлять о нем. Ты знаешь, что говорит Исайя о грядущем Мессии?

‘Он будет камнем, о который люди споткнутся… Он будет скалой, из-за которой они упадут — ловушкой и западней для всех обитателей Иерусалима.’»

Ездра почувствовал себя несчастным. Костер больше не казался теплым и успокаивающим. Звезды утратили свой блеск. Он так ждал путешествия в Иерусалим, а теперь был в плохом расположении духа. Что-то в Ездре подсказывало ему, что это истина, но все остальное в нем не могло принять этого.

У Ездры скрутило живот, и он лег на одеяло. Голоса вокруг него затухали в темноте, по мере того как путешественники устраивались на ночь. Он уставился в небо.

«Адонай, помоги мне разобраться в этом. Помоги мне понять, что то, что Ты говоришь, истинно.» Он не спал почти всю ночь. Но много часов спустя беспокойные мысли Ездры уступили сну, который укутал всех уставших путешественников.

Ездра проснулся на следующее утро со спокойной головой. Но рассчитывая увидеть Иисуса в Иерусалиме, он также ощутил надежду. Он встал и потянулся в лучах утреннего солнца. Что ожидает нас сегодня? Мы должны добраться до Иерусалима к вечеру, и, может быть, опять услышим, как Иисус учит. Я хочу послушать, что Он скажет. Я хочу узнать, что Ему есть сказать!

Иаир, который лежал рядом с ним, широко зевнул и сказал, «Тово сафро! Доброе утро, Ездра.» Иаир поправил сложенную накидку, которая служила ему подушкой, и вытянул свои длинные ноги. «А, эти старые ноги уже не те. Дай мне минутку, юноша. Я скоро встану.»

Внезапно Иаир широко открыл глаза, увидев что-то размером с большой инжир, ползущее по рукаву его одежды. Он в секунду вскочил на ноги, яростно отряхивая рукав. «Но эти ноги служат мне хорошо, когда моей жизни что-то угрожает! Ах! Пауки!» Его передернуло, и он опять начал хлопать по рукаву. «Пустынные пауки хуже всего!»

Ездра рассмеялся.

«Все в порядке» — пробормотал Иаир неубедительно. «Давай отправляться в путь.» Он повернулся и начал сворачивать свою постель, бормоча, пока он встряхивал одеяло, выбивал его, разглаживал и сворачивал. «Эта штука, наверное, отложила сотню яиц здесь. Вечером мы все будем покрыты….»

Теперь Ездра смеялся в голос. «А, забудь об этом. Ты прав. У нас все будет в порядке.»

Иаир ухмыльнулся и затем продолжил выколачивать свою накидку.

Ездра посмотрел на старшего мужчину с вернувшейся приязнью. Да, у нас все будет в порядке. Не могу винить Иаира за то, что он сказал вчера вечером. Он просто обычный человек, который готов подвергнуть сомнению все, что, как кажется, не соответствует сердцу Яхве. Езра вспонил, как он дрожал от мысли о том, чтобы выступить против своего собственного равви, когда он говорил презрительно об Иисусе. Кто знает, может быть проблема у меня.

К тому времени, когда солнце полностью взошло, Ездра, Иаир и группа путешественников опять были в пути, направляясь в Иерусалим. Их окружили толпы людей, когда они вошли в ворота Великого Города ранним вечером. Вдруг внимание Ездры привлекли знакомые голоса.

«Эй! Я везде узнаю голос Симона сына Иоанна!» — воскликнул Ездра с энтузиазмом. «Пошли, Иаир!» — он вытянул шею, пытаясь разглядеть в толпе Симона.

И вот они: Симон, Андрей, Иоанн, Иаков, Филип и остальные. И, да, Иисус тоже был там. Ездра обрадовался, увидев знакомые лица тех, кого он любил!

Иаир явно тоже обрадовался.

«Симон! Андрей!» — перекричал Ездра шум.

Симон обернулся и его лицо просветлело. «Андрей! Иаков! Посмотрите, кого я нашел!» Воссоединение было радостным, они хлопали друг друга по спине, сжимали друг друга в объятьях, кричали и гикали.

Иисус смеялся вместе с ними. «Ездра, Иаир, мы идем в храм. Пойдете с нами?»

Ездра и Иаир пошли за ними, прокладывая себе дорогу. Наконец, пройдя много пыльных кривых улиц, они дошли до храма.

Храм! Величие и великолепие, огромные каменные колонны и стены — все это наполнило Ездру благоговением.

Священники, фарисеи и книжники были легко узнаваемы по их утонченным одеждам и филактериям. Это люди, которые отдали всю свою жизнь Богу и Его Закону, подумал Ездра. Ему опять захотелось сесть у их ног, найти время и возможность изучать Божье Слово.

Ездра посмотрел на статных храмовых стражей, стоящих на огромных стенах. Напоследок его глаза остановились на самом святилище. И вот где обитает БОГ; все это построено по указаниям, которые Сам Бог дал Своему народу через Моисея! Вот где лежит Его величие!

Крики торговца грубо нарушили его мысли.

«Вы купили уже свое приношение? Вам понадобятся правильные монеты, юноша! Если вам нужно обменять деньги, могу дать вам лучший курс в храме!» Ездра был шокирован, когда толстый коротышка в вычурном наряде начал подзывать его к своему прилавку. Выдернув руку из цепкой хватки торговца, Ездра бросился вдогонку Иисуса, Иаира и остальных.

Торговцы зазывали людей из своих маленьких палаток, установленных по всему двору. Животные в загонах, голуби в клетках — все это было выставлено на продажу для того, кто предложит самую высокую цену. Серебряные монеты блестели под полуденным солнцем, когда их передавали из рук в руки.

«Ай! Ой!» — Ездра потер ногу, отойдя от овечьего загона, в который он врезался.

«О, мой господин!» Торговец овцами поспешил к Ездре. «Купите ягненка для Пасхи? Я могу продать по хорошей цене. Вы не можете позволить себе ягненка, не так ли? Вот прекрасные голуби, посмотрите!»

Ездра отшатнулся от человека, еще более решившись избавиться от торговцев. Он пытался сосредоточиться на том, что хотел увидеть. Вот! Вот учителя закона! Они собрались на величественном крыльце, явно обсуждая Писание. А там левиты, верно исполняющие свои обязанности. Вокруг Ездры звучали странные языки преданных евреев, которые пришли из далеких земель. Он закрыл глаза и глубоко вздохнул. Да, Божий Дом, полный Его людей. Вот, что я помню.

Однако вскоре безмятежные размышления Ездры были прерваны вспыхнувшей вокруг него суматохой. Вдруг во все стороны полетели столы.

По началу Ездра был просто озадачен. «Что… что происходит!?!» Он посмотрел на Иаира, но Иаир тоже был в смятении.

Денежные ящики полетели в воздух, палатки были повалены, зацокали копыта животных и разлетелись голуби. Люди кричали и вопили. Храмовые дворы были в полном хаосе!

«Что это?» — крикнул Ездра Иаиру, стараясь перекричать шум. «Отвязавшийся бык? Сумасшедший?» Он обернулся и увидел кружащуюся фигуру с кнутом.

«Эй, Иаир! Там!»

Иаир обернулся. В этот же момент они оба узнали человека. Они были ошеломлены.

«Это Иисус!»

На какой-то момент глаза Ездры встретились с глазами Иисуса. Они горели святым огнем. Иисус раскачивался в праведном гневе.

Ездра смотрел на Иисуса, не веря своим глазам. Неужели это был тот же самый человек, который был так кроток и мягок во дворе Симона? Был ли это тот же человек, полный любви, заботы, чувствительности? Он держал на руках детей, радостно смеялся, говорил слова истины, которые откликались в душе Ездры. Но теперь Он творил катастрофу прямо здесь, на самом священном и дорогом для всего Израиля месте.

Ездра бросил взгляд на религиозных лидеров, которые стояли вдоль задней стены. Они стояли в шоке, будто приросли к месту. Наверху лестницы, которая вела из двора, стоял Первосвященник. Священники и власти быстро обратились к нему, и он тоже пытался разобраться в ситуации. Как только Первосвященник увидел источник беспорядка, его глаза выдали его гнев. Он крепко сжал кулаки, держась за края своей мантии.

В голове Ездры закрутились вопросы. Он посмотрел на лица всех фарисеев в толпе, лидеров и экспертов. Они тоже выражали негодование, гнев, ненависть и кое-что похуже.

Ездра застонал глубоко в душе. Он знал, что происходило. На этот раз это не Иаир, который отказывался игнорировать неправедность. Это был Иисус, и Он был намерен избавить дворы храма от того, что явно неугодно Богу.

Ездру затошнило. Не так я хотел, чтобы наши лидеры встретились с Иисусом! Теперь они поймут Его совсем неправильно.

«Уберите это отсюда! Как вы смеете превратить Дом моего Отца в рынок!» — закричал Иисус. В Его голосе звучала страсть, которая, казалась, потрясла основания самого храма.

Затем так же быстро как она началась, эта вспышка закончилась. Иисус стоял посреди двора, тяжело дыша. Кнут щелкал по полу. Шокированная тишина пала на тех, кто остался в храме. Многие торговцы и менялы убежали. Монеты, сломанные столы и пустые клетки усыпали пол. Простые люди на карачках собирали рассыпанные деньги.

Ум Ездры боролся с его сердцем. Он знал, что у Иисуса было право гневаться. Алчная торговля жертвенными животными была оскорблением Святости Яхве. Но разве Иисус не мог донести свою мысль другим способом? Эти великие лидеры, несомненно, прислушались бы к разумным доводам! Ездра опять отчаянно всматривался в лица фарисеев в надежде найти хотя бы одно, которые было бы мягким. Но он не нашел ни одного.

Вместо этого пронзительный холодный голос рявкнул: «Какое чудесное знамение ты покажешь нам, чтобы доказать свою власть поступать так?» Это был Первосвященник. Он холодно смотрел на Иисуса с вершины лестницы. Все глаза обратились к Иисусу.

«Разрушьте этот храм, и я через три дня воздвигну его» — сказал Иисус в ответ.

Еще один фарисей сказал насмешливо: «На постройку этого храма ушло 46 лет, а ты построишь его за три дня?»

Как можно построить храм только за три дня? Ездра тоже ощутил смятение и замешательство. В словах Иисуса нет смысла. Он посмотрел на Иаира, глаза которого были широко раскрыты от удивления. Иаир тоже не понимает… но его, кажется, не смущает непонимание!

Ездра посмотрел на фарисеев. Они явно были обижены. И разгневаны. Они стояли, ожесточенные гордостью и самоправедностью.

Иисус не был в Иерусалиме еще и полного дня, а Он уже столкнулся лицом к лицу с сердцами и умами каждого религиозного лидера здесь, мучился Ездра.

Он покачал головой в благоговении, вспомнив слова пророка Исайи. Какая Святая ирония — никто ни в каком поколении не ЗАХОЧЕТ, чтобы это было так:

‘Он будет камнем, о который споткнутся; Он будет скалой, из-за которой они упадут — ловушкой и западней для всех обитателей Иерусалима.’

Начальники колебались, не зная, как поступить, и оживленно разговаривали между собой. Толпа начала расходится. Иисус, Иаков, Андрей и остальные повернулись и просто ушли через храмовые ворота. Без колебаний Иаир последовал за ними и махнул рукой Ездре, чтобы он пошел за ним.

Но Ездра был в панике. В нем возникло желание побежать к священникам и фарисеям. Конечно же, мне нужно поговорить с ними! Разве Бог не хочет этого? Может быть, они прислушаются! Это лидеры Израиля, избранного Богом народа! Я не могу просто уйти…

Он опять застонал, едва стоя на ногах. В агонии Ездра смотрел, как Иисус и Его последователи скрылись из вида.

О, Боже! Что Ты хочешь от меня? Следовать ли мне за книжниками и учителями? Эти люди отдали свою жизнь Писаниям! Я благоговел перед ними и почитал их как Твоих помазанников всю свою жизнь. Могу ли я противостоять Твоим избранным лидерам. Это люди, которые десятилетиями вели Израиль!

Ездра посмотрел на лидеров, которые все еще гневно переговаривались. Но минуточку! Он почувствовал, как его смятение превратилось в упрек. Почему они так злы на Иисуса? Почему ОНИ не гневаются на злоупотребление Божьим Домом? Их роль в Израиле — стоять за Божью Святость и представлять ее ради грешников. Может быть, они ослеплены чем-то в их собственных сердцах? Почему еще они позволяют столько нечестия в Доме Божьем? Как они могут закрывать глаза на это противоречие каждый день? Ездра вздрогнул, осознав, что он также виновен, как и они. Разве он не испытывал отвращение к амбициозным, корыстным торговцам? И, тем не менее, он решил отвернуться и смотреть только на то, что казалось хорошим.

У него ослабели ноги, и Ездра опустился на ступеньку лестницы, ведущей в храм. Впервые он повернулся спиной к религиозным лидерами. О, Боже, прости меня. Дай мне глаза, чтобы видеть, и дай мне смелое сердце, чтобы откликнутся на то, что Ты показал мне. Боже, мне нужно знать, что делать. Я не понимаю слов Иисуса, и я определенно не понимаю Его путей. Но я вижу Твое Святое и Праведное сердце в Нем.

Вдруг все стало ясным и очевидным. Ездра понял глубоко внутри, что он может довериться Иисусу. У этого человека сердце Божье, и он не боится ходить в нем. Был ли Иисус непредсказуемым? Определенно. Было ли Его временами трудно понимать? Да. Но при этом разве Его страсть также не показывает Его любовь к Божьей Святости и к Божьему народу? Хотя он не мог объяснить это, Ездра знал, что Истина и Жизнь находятся в этом человеке.

Ездра ЗНАЛ, что ему делать и чего он действительно хотел. Все, что раньше было в тумане, теперь было кристально ясно, когда он открыто глянул истине в лицо.

Его лицо расплылось в широкой улыбке. Я буду следовать за Иешуа.

Он стал твердо. «Я буду следовать за Иисусом!» — объявил он с восторгом от вновь обретенной уверенности. И на этом, без малейшего страха и колебаний, он побежал туда, где видел своего Наставника в последний раз.

jesuslifetogether.com
Русский Languages icon
 Share icon