Он будет царствовать

18/6/2005

Дверь открылась с жалобным скрипом и закрылась с оглушительным звуком. «Я дома!» — крикнул Иезекииль.

Джедида тихо вошла в комнату. «Привет, Иезекииль!» — поздоровалась она с ослепительный улыбкой. «Иди на берег и помоги немного Джареду. После этого можешь пойти поиграть с друзьями, если хочешь. Я иду к соседям помочь Елизавете.»

«Да, мама, но после того как я помогу Джареду прибраться на озере, можно мне остаться дома? Я хочу сделать что-то!» — сказал он с блеском в карих глазах. Джедида кивнула и он ушел. Он был уже у калитки, собираясь бежать к озеру, но Ашира, возвращаясь из сада, остановила его.

«Привет, Иезекииль. Куда ты так спешишь? Вероятно, рыболовство у тебя в крови. Не можешь дождаться, чтобы почувствовать ветер у себя в волосах и вдохнуть морской воздух, не так ли? О! Может, ты спешишь в синагогу?!» — Ашира улыбнулась, зная, что ее братишку и калачом не заманишь в синагогу. Иезекииль улыбнулся ей в ответ. Ашира продолжила более серьезным голосом. «Как прошли уроки в синагоге сегодня? Равви сказал что-нибудь о Мессии… Я знаю, что во всем Капернауме кипят разговоры.»

«Да, он говорит много, но ничего о человеке Иисусе, почти все в общем. ‘Вот вопросы, которые мы все должны задать о Мессии.’ Он говорит, что если когда Израилю и нужен был избавитель, то это сейчас. Равви говорит, что если это истинный Мессия, то Бог, вероятно, — я имею в виду может быть — даст Ему могучее войско, как в древности, чтобы Он мог свергнуть римлян.»

«А ты что скажешь?» — спросила Ашира его.

«Я скажу, что я хочу быть с отцом и увидеть Мессию, когда он будет проходить здесь. Я хочу увидеть его могучее войско!»

Ашира улыбнулась ему и покачала головой: «И, полагаю, ты хочешь присоединиться к нему!»

«Он, наверное, не примет одиннадцатилетнего мальчика в свое войско» — печально сказал Иезекииль.

«Наверное, нет» — сказала Ашира, сделав такое же серьезное лицо, как у него. Она повернулась, и, улыбаясь себе, зашла в дом. Иезекииль бросился по склону холма, чтобы присоединиться к своему брату на берегу.

Позже, когда дневная работа на берегу была закончена, Иезекииль прибежал домой и пропел: «Ариель! Где ты? Мне нужно тебе что-то сказать!»

«Здесь!» — позвала Ариель из хлева, где она доила коз.

Иезекииль подбежал к ней. «А», — сказал он довольно — «ты как раз в нужном месте, чтобы услышать мое представление! Я написал песню для тебя, когда убирал сети на озере. Слушай!» И когда Ариель посмотрела на него с удивлением на лице, он начал петь.

«Глупые, глупые, глупые козы,

Безмозглые, безмозглые.

Когда они едят, их брюхо надувается.

Они воняют, когда идет дождь.

Но у них вкусное молоко,

Я всегда выпиваю его до капли.»

Когда он закончил, Ариель вежливо похлопала, и Иезекииль низко поклонился. «Теперь я могу сделать меч» — сказал он, выходя из хлева. «Так, куда я положил свой ножик?» Он какое-то время оглядывал двор. «Ага, вот он!» Найдя нож на полке прямо за дверью, он вытащил длинный кусок дерева, прикрепленный петлей к его поясу. Он сел на шаткую скамеечку во дворе и начал вырезать «меч». Пока он вырезал по дереву, его мысли унеслись к тому, что произошло несколько дней назад. Иезекииль вспомнил, как он бежал по улице, ведущей к синагоге.

«Как здорово избавиться от этой вонючей соленой рыбы! Так, побежали.» — сказал он себе. «Мимо дома Шемуэля, мимо дома Даниила, мимо кожевника — ух, ну и запах! Почти там, почти там, дом равви, хорошо — эй!» Он остановился так внезапно, что чуть не упал. «Центурия марширует! Сотня солдат! И один человек, центурион, командует ими всеми! Хорошо, а этот центурион тот безобразный с большими бровями? Нет, нет. Тот, кто никогда не улыбается? Нет, я думаю, это новая центурия, новый центурион из Рима!»

Иезекииль протяжно присвистнул и продолжил шептать себе. «Только посмотри на этого коня! Вороной со звездочкой. Седло с символами цезаря. А легионеры!» Иезекииль моргнул, когда солнце внезапно отразилось от нагрудника легионера. «У всех них новое вооружение, а их ремни такие гладкие и блестящие. Они все маршируют безупречно, нога в ногу.» Он поправил свой собственный ремень. «Хм, когда-нибудь у нас будет такое же войско.» Иезекииль развернул плечи и начал маршировать в ногу с солдатами. Стараясь не выдать своими глазами презрения, которое его молодое сердце научили чувствовать по отношению к этим языческим надзирателям, он плотно сжал губы в прямую линию и нахмурил брови. Его лицо выглядело очень серьезно, и он был застигнут врасплох, когда оглянулся на центуриона на вороном коне и ему показалось, что офицер подмигнул ему.

Иезекииль вздохнул и громко сказал: «Это удивительно. Но я опоздал в синагогу… опять.»

Иезекииль внезапно очнулся от мечтаний, когда Ребекка вприпрыжку забежала во двор и уставилась на него. «А что это ты делаешь, Зек?» — спросила она.

«Я делаю» — сказал он, гордо держа кусок дерева — «меч!» И расплылся в улыбке.

Ребекка захихикала: «А для чего тебе меч?»

Не отрываясь от своей работы, Иезекииль сказал смущенно: «Ну, мне нравится представлять, что я буду в могучем войске Мессии и буду помогать освобождать Израиль! Мессия поднимет войско, и я хочу быть в нем. Какими бы славными не были римские солдаты, более славно будет победить их навеки!»

Ребекка посмотрела на него насмешливо. «А-а-а» — сказала она, потеряв интерес, и поскакала дальше, напевая про себя.

Анна, которая слушала этот разговор из дома, вышла во двор и села рядом с Иезекиилем. Он обрадовался ей. Бабушка Нана всегда жаждала Мессию. Он знал, что ей понравится его поделка. Анна спросила: «Так ты делаешь меч, чтобы поразить врагов Израиля?»

«Ага» — кивнул Иезекииль с энтузиазмом, не отрываясь от работы.

«А как Давид победил Голиафа? Надел ли он броню Саула и вышел с острым мечем и щитом? Нет! Он вышел в поле, вооруженный только скромной пращей и…»

«Отличная идея!» — перебил ее Иезекииль. Я сделаю новую пращу вместо… лучше, чем моя старая!»

Анна тихо рассмеялась. «Дай мне закончить, Иезекииль. Давид вышел на бой с великаном с одной пращей, камнями и своей верой в Бога. Его сердце горело по Богу Израиля. Бог почтил это и помог Давиду победить Голиафа. Разве Господь не может сделать сегодня то же самое!»

«Да, Нана» — сказал Иезекииль, озадаченный ее словами, и спросил: «Но все, кажется, говорят о том, что Помазанник восстановит Израиль. Как Он сделает это без войска?»

Анна ответила задумчиво: «О, Он может собрать войско, Иезекииль. Пророк Исайя говорит о том, что грядущий Царь сломает ярмо Израиля, брус у них на плечах, палку их притеснителя. Но также справедливо, что Адонай смотрит на сердца людей, а НЕ на их оружие. Возможно, поэтому креститель так много говорит о покаянии. Дитя, приготовь свое сердце для Царя.»

Иезекииль задумался над словами своей бабушки. «Да, я хочу приготовить свое сердце.» И он оживился: «И свой меч!»

Молитва Анны

О, Искупитель, мы так ждали Тебя!!

Это правда ТЕПЕРЬ?

Что наш Искупитель жив и

ТЕПЕРЬ стоит над землей? (Иов 19:25)

О Господь, Наша Скала, Наш Искупитель,

О Могучий Иакова,

Ты проложил путь по морю,

Путь по бушующим водам,

Ты вывел это войско,

Полегли они вместе,

Не встанут уже. (Ис. 43:17)

Неужели ты не избавишь нас еще раз?

О Господь, Наша Скала, Наш Искупитель,

Состязайся с теми, кто состязается с Твоим избранником,

Спаси нас, спаси наших детей, (Ис. 49:24)

Сойди, чтобы сделать Имя Твое

Известным Твоим врагам,

Не вспоминай наших грехов вовеки.

О, взгляни на нас, молим Тебя (Ис. 64:2-9).

О Господь, Наш Создатель, Наш Искупитель,

Верни нас с великой милостью, (Ис. 54:7)

Приди к нам, О Искупитель,

К тем, кто раскается в грехах, (Ис. 59:20)

Пусть Твоя слава явится над нами, (Ис. 60:2)

Пусть те, кто презирает нас, склонится

И назовет нас Городом ГОСПОДНИМ.

Неужели настало время

Для нового, что Ты обещал?

О Господь, Наша Скала, Наш Искупитель,

Проложи путь в пустыне,

Напои Свой народ, Своего избранного. (Ис. 44:24)

Восстанови развалины,

Отстрой нас заново,

Научи нас лучшему,

Веди нас по пути, которым мы должны идти (Ис. 48:17)

Тогда все узнают,

Что ГОСПОДЬ — наш Спаситель,

ГОСПОДЬ — наш Искупитель,

Могучий Иакова. (Ис. 60:13)

jesuslifetogether.com
Русский Languages icon
 Share icon